Храм Святителя Митрофана Воронежского

Вознесение Господне!

 

 

Во имя От­ца и Сы­на и Свя­то­го Ду­ха!

Хри­стос Спа­си­тель во вре­мя Сво­ей зем­ной жиз­ни лю­бил уда­лять­ся в го­ры, где небо ка­за­лось бли­же и бы­ли вид­ны ши­ро­кие про­сто­ры зем­ли. В пу­стыне, ко­гда Он был ис­ку­ша­ем дья­во­лом, но от­верг все его со­блаз­ны, Он сто­ял на та­кой вы­со­кой го­ре, что, ка­за­лось, от­ту­да вид­ны все цар­ства ми­ра. А на дру­гой го­ре Он мо­лил­ся, и ли­цо Его про­си­я­ло, и одеж­да ста­ла бе­лой и свер­ка­ю­щей – это бы­ло Его Пре­об­ра­же­ние. У Еле­он­ской го­ры Он ча­сто оста­нав­ли­вал­ся но­че­вать со Сво­и­ми уче­ни­ка­ми. Го­ра на­хо­ди­лась неда­ле­ко от Иеру­са­ли­ма. И там, на по­ро­ге Сво­их стра­да­ний, Гос­подь го­во­рил сво­им уче­ни­кам о том, что бу­дет с ми­ром, с людь­ми, что бу­дет с Иеру­са­ли­мом.
И вот по­сле то­го, как Он явил­ся уче­ни­кам, Он под­нял­ся с ни­ми имен­но на эту лю­би­мую Еле­он­скую го­ру. Мы не зна­ем, бы­ло ли то утро или ве­чер, но от­ту­да, с вер­ши­ны, от­кры­ва­лись пе­ред ни­ми хол­мы, до­ли­ны, и го­род, ле­жав­ший у их ног, – Иеру­са­лим, в ко­то­ром жи­ли пра­вед­ни­ки и греш­ни­ки, про­ро­ки и убий­цы, ца­ри и свя­щен­ни­ки. Гос­подь сто­ял на том са­мом, мо­жет быть, ме­сте, где Он пред­ска­зы­вал бу­ду­щее ми­ра. И от­сю­да, по­сы­лая сво­их уче­ни­ков, Он го­во­рил: «Как Отец по­слал Ме­ня в этот мир, так те­перь Я по­сы­лаю вас». А они сто­я­ли роб­кие, ра­дост­ные, не уве­рен­ные, не знав­шие, что даль­ше бу­дет. И один из них спро­сил: «Мо­жет быть, Ты, Гос­по­ди, те­перь Цар­ство воз­двиг­нешь для Иеру­са­ли­ма?» Не зна­ли они, ку­да Он их по­сы­ла­ет и за­чем. Но по­том они про­све­ти­лись Ду­хом Бо­жи­им, и Дух Бо­жий ука­зал им и путь, и дал им си­лу Сло­ва.
А меж­ду тем Гос­подь под­нял ру­ку и бла­го­сло­вил их, бла­го­сло­вил и всех, ко­го они по­том про­све­тят, и всех их по­том­ков, и все сот­ни, ты­ся­чи и мил­ли­о­ны лю­дей: «Да­на Мне вся­кая власть, – ска­зал Он, – на небе и на зем­ле». Рань­ше Он был под­чи­нён на­шим че­ло­ве­че­ским за­ко­нам, нуж­дал­ся в пи­ще и во­де, в сне и от­ды­хе, а те­перь Он всё по­бе­дил, по­бе­дил да­же смерть. По­сле Вос­кре­се­ния Он ска­зал: «Да­на Мне вся­кая власть на небе и на зем­ле». Всё те­перь при­те­ка­ет к Нему, весь мир по­сте­пен­но бу­дет под­чи­нять­ся Гос­по­ду Вос­крес­ше­му, – не в один час, не в один день, не в од­но сто­ле­тие, но – в те­че­ние дол­го­го вре­ме­ни – всё под­чи­нит­ся Гос­по­ду Иису­су.
Ко­гда Он бла­го­слов­лял их, то об­ла­ко от­де­ли­ло Его от них. Это об­ла­ко и те­перь ещё не ис­чез­ло: мы не ви­дим Хри­ста сво­и­ми те­лес­ны­ми гла­за­ми, но Он оста­ёт­ся здесь на зем­ле. Он на зем­ле – Он и на небе, Он Бог – Он и че­ло­век. Он в веч­но­сти – Он и с на­ми в на­шей ко­рот­кой жиз­ни; мы мо­жем при­кос­нуть­ся к Нему, мо­жем услы­шать Его го­лос, по­то­му что Гос­подь с на­ми.
Вот по­че­му Цер­ковь по­ёт сло­ва тро­па­ря: «Воз­несл­ся еси (Ты воз­нёс­ся) во сла­ве, Хри­сте Бо­же наш, ра­дость со­тво­ри­вый уче­ни­ком (уче­ни­кам)…». Ка­за­лось бы, ка­кая же ра­дость, ко­гда они с Ним рас­ста­ют­ся, ко­гда боль­ше Он не бу­дет яв­лять­ся им в зри­мом об­ра­зе? Од­на­ко эта ра­дость бы­ла, по­то­му что Он остал­ся с ни­ми во­ве­ки, остал­ся с на­ми, с каж­дым, кто Его лю­бит, по­то­му что Он – Спа­си­тель, при­шед­ший в мир спа­сти греш­ных, «от них же пер­вый есмь аз». Ра­дость пре­бы­ва­ния с Гос­по­дом все­гда – вот что зна­чит Воз­не­се­ние. Он те­перь не в Иеру­са­ли­ме, не в Виф­ле­е­ме, не в На­за­ре­те, не на го­ре или в до­лине, у мо­ря или в го­ро­де, а – всю­ду. Он вос­сел одес­ную (по пра­вую сто­ро­ну) От­ца, Он пре­бы­ва­ет там, где Бог пре­бы­ва­ет – по­всю­ду. По­это­му в лю­бом ме­сте зем­ли, в лю­бое вре­мя дня и но­чи, мы все­гда мо­жем при­звать Его, и Он бу­дет ря­дом с на­ми. Он – наш Гос­подь, и Он бу­дет слы­шать нас все­гда, по­то­му что Он с на­ми во все дни до скон­ча­ния ве­ка. Аминь.

Про­то­и­е­рей Алек­сандр Мень

 

(6)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели